Главная Отчеты о поездках Иордания, июль 2008 - 20 июля, Петра
Иордания, июль 2008 - 20 июля, Петра PDF Печать E-mail
Автор: Лягух   

20 июля, Петра

О Петре можно говорить много и долго. Ею можно восхищаться без конца. Можно показывать сотни фотографий и часы видеосъемок. И все-таки, это не даст слушателям даже десятой доли тех впечатлений, которые они получили бы, оказавшись в этом сказочном, волшебном месте. Никакая фотопленка, никакие битики и байтики цифровых матриц не могут передать буйство красок, богатство оттенков, игру света и тени... Можно составить впечатление о пирамидах Гизы по хорошему фильму, можно устроить себе виртуальную прогулку по Карнаку, но Петра - одно из чудес света, которое нужно обязательно видеть своими глазами. Все, что написано ниже - не более, чем жалкие потуги передать непередаваемое.

С Петрой связано много таинственного. Начать с того, что до сих пор не установлена ни более или менее точная дата основания города, ни его первоначальное название. Слово "Петра" - греческое и в переводе означает просто "скала". Древнееврейские записи упоминают под именем "Рекем" город, похожий на Петру. Слово "Рекем" встречается и в свитках Мертвого моря, как название столицы Едома (Идумеи), однако уверенно отождествить Рекем и Петру до сих пор не удается, хотя эта версия происхождения города и считается основной.

Плиний Старший упоминает Петру, как столицу Набатейского царства и крупный торговый центр, что и неудивительно, ведь в этих местах проходил древний путь от Красного моря в Левант. Позднее город был завоеван римлянами и некоторое время процветал под их властью. В III-IV веке нашей эры город приходит в запустение, вероятно, из-за набегов персов и землетрясения 363 года.  После этих событий Петра надолго пропадает из европейских хроник, хотя и остается в хрониках арабских как одно из чудес света.

Повторно Петру для европейцев открыл в 1812 году известнейший исследователь Иоганн Буркхардт. Как ни удивительно, в течение полутора веков после этого "переоткрытия" город оставался малоизвестным. Ситуация начала меняться в конце XX века. В 1985 году Петра вошла в список памятников ЮНЕСКО, в 2006 году был построен туристический центр. Иорданцы надеются, что растущий поток туристов внесет ощутимый вклад в казну королевтства.

Туристы обычно попадают в Петру через верхний вход, рядом с которым расположен госпиталь для вьючных и верховых животных, находящийся под патронажем принцессы Алии. Лошади и ослики отрабатывают лечение и кормежку, возя туристов по ущелью. Мы, однако, решили пока не пользоваться их услугами и спуститься вниз пешком: так можно увидеть гораздо больше.

От госпиталя ко входу в ущелье ведет гравийная дорожка, рядом с которой, отгороженная невысоким парапетом, дорога для лошадей и повозок. По сторонам - высеченные в скалах пещеры, служившие гробницами.

Дорога, слегка поизвивавшись, втекает в ущелье (по-арабски "Сик") - одну из достопримечательностей Петры. Первоначально это был тектонический разлом, но за множество веков вода обточила стены, придав им гладкость и какую-то завершенность на зависть людям-строителям. Игра красок и переходы полутонов такие, что дух захватывает. Фотоаппараты и видеокамеры здесь попросту бессильны: даже самые современные технологии не позволяют охватить весь диапазон света и тени, передать все богатство оттенков... Впрочем, об этом я уже писал.

Каменный пол под ногами и каменные стены гулким эхо отражают шаги людей и стук подков. Ущелье настолько узкое, что две повозки не везде могут разминуться. Во многих местах неизвестные художники высекли на стенах разнообразные изображения. Здесь и портреты давным-давно забытых, но когда-то, видимо, очень почитаемых граждан и даже изображение торгового карвана. Это плюс высота в несколько десятков метров создают ощущение, будто идешь по огромному корридору во дворце великана. Небо остается где-то наверху и только редкие солнечные лучи, иногда прорывающиеся в глубину, напоминают о нем.

Казалось бы, замкнутость пространства и невообразимая тяжесть высоких скал должны давить на психику, однако клаустрофобии нет и в помине. Наоборот, изящество линий и форм, нежно перетекающие друг в друга оттенки охры, розового, фиолетового, рубинового и коричневого приводят на ум где-то вычитанные слова: "песнь камня". Эту песнь чувствуешь постоянно, воспринимаешь всем телом, всеми фибрами души. Все суетное, привычное осталось где-то далеко-далеко, а есть только ты и Петра. Время остановилось и застыло, как ее нерукотворные украшения, колонны и пилястры. И ты немеешь в благоговейном восторге: так не бывает, не может быть, но так есть. Это не сказка, не волшебный мир, выдуманный скудной человеческой фантазией. Это нечто гораздо большее, нечто, что можно только с трепетом воспринимать, как данность и благодарить судьбу за такую встречу...

И вдруг видишь что-то чужеродное, противоречащее природе этого места. Зеленый цвет буквально бьет по глазам и только через несколько секунд понимаешь - да это же дерево! Откуда оно здесь? Как ему удается выживать там, где нет даже песка, не говоря уже о плодородной почве? Галина объясняет: время от времени дожди приводят к разливу горных ручейков и речушек. И тогда по ущелью проносится всесокрушающий водяной поток. Он омывает корни деревьев, дает им жизнь и, вместе с тем, отнимает жизнь у хрупких человеческих существ, застигнутых им по дороге. Так было вплоть до самого недавнего времени, когда иорданцы построили защитные стенки, позволяющие современным туристам не бояться страшной смерти.

Упоминание о воде отвлекает нас от философских размышлений и заставляет задуматься о вещах земных. Действительно, а как добывали воду жители города? Выясняется удивительная вещь: оказывается, у них была выстроена целая сложная система водоснабжения. Резервуары высоко на вершинах скал собирали дождевую воду и она, вместе с водой горных ручьев подавалась в город самотеком по специальному водопроводу, вделанному в стены ущелья. Водопровод, конечно, пострадал от времени, но его остатки, включая керамическую облицовку, можно увидеть и сегодня.

Мы спускаемся все ниже и ниже, все глубже и глубже. В голову настойчиво лезут цитаты из Данте, тем более, что солнце сюда почти не проникает и вокруг царят сумерки средь белого, ясного иорданского дня. Стены постепенно сближаются, поневоле начинаешь думать, что вот-вот упрешься в тупик и тут...

... и тут в обрамлении скал перед тобой предстает главное чудо Петры: Эль-Хазна. Освещенная ярким солнцем она парит над землей. Она столь прекрасна, что сами скалы расступились, позволяя разглядеть ее со всех сторон.