Иордания, июль 2008 Печать
Автор: Лягух   

В этих кратких путевых заметках я буду придерживаться хронологического порядка событий, изредка отвлекаясь на мысли по поводу увиденного.

Начать, пожалуй, стоит с нашей предыдущей поездки в Иорданское Хашемитское Королевство, состоявшейся в декабре 2007 - январе 2008. Именно тогда у нас и возникла мысль в следующий раз взять напрокат машину и поездить по стране. Забегая вперед, мысль оказалась совершенно правильной - рекомендую!

 

Внимание! Последующие страницы содержат много фотографий и имеют довольно большой объем!


14 июля, прибытие

Итак, сборы и прочая предотпускная суета остались позади и мы оказались в Борисполе. На этот раз, «благодаря» Украинско-средиземноморским авиалиниям, мы зависли между небом и землей на дополнительные четыре часа и взлетели в десять вечера вместо шести по расписанию. В самолете практически одни иорданцы - парадно одетая молодежь в пиджаках и галстуках. Туристов можно было на пальцах перечесть. Не сезон...

Невзирая на позднее время, в Аммане нас дожидался господин Анвар, с которым мы уже были знакомы по предыдущей поездке. 
- Welcome back! Мархаба! Glad to see you again!
Мда, нас трудно забыть .

Дожидаемся багажа под громкие крики, хоровое пение и грохот барабанов, доносящиеся из зала ожидания. Напоминаю, половина второго ночи.
- Anwar, what's going on out there?
Оказалось, это торжественная встреча свежеиспеченных выпускников киевских ВУЗ-ов, возвращавшихся на родину нашим рейсом. Представьте себе: толпа в несколько сотен человек, заполнившая небольшое здание аэропорта, танцы, счастливые лица, разноцветные одежды... Выпускников качали на руках, счастливые отцы со слезами на глазах обнимали их, а они в, свою очередь, целовали родителям руки и гордо демонстрировали новенькие дипломы.

Лирическое отступление

При более близком знакомстве с иорданцами возникает ощущение, что всех их объединяет страсть к образованию. Дипломированные специалисты ценятся высоко и, как правило, неплохо зарабатывают. Правда, тем, кто закончил ВУЗ за рубежом, приходится сдавать дополнительные, подтверждающие полученные знания, государственные экзамены на родине. Сдавать без взяток и блата, ибо коррупции в этой области попросту нет. В результате иорданские специалисты заслужили добрую славу не только в королевстве, но и за его пределами и даже за пределами арабского мира.

Пробравшись вслед за господином Анваром через толпу, грузим свой багаж в машину и нас везут в Амман. Ночной город удивительно красив. Особенно впечатлили высокие офисные здания, очень выгодно расположенные на вершине холма.

В свой номер мы попадаем около половины третьего и буквально падаем на кровать, успев, последним усилием воли, поставить будильники на телефонах.


15 июля, Амман

Еще в Киеве мы благоразумно договорились с турагентством, что арендованную машину нам доставят в 11 утра - уж очень хотелось выспаться. Одного не учли: время завтрака в гостинице ограничено 10:30 утра. В итоге, натыкаясь сослепу на стены и двери, с трудом доползли до ресторана и вожделенной чашки кофе. Но нет худа без добра, у нас осталось время на поход к банкомату.

Когда, обогатившись иорданскими динарами, мы подходили обратно к гостинице, нас ожидал небольшой шок. Около входа стояла машина с наклейками прокатного агентства. Однако, вместо заказанного Лансера, это оказался черный Авео. Хуже того, заглянув внутрь, обнаруживаем автоматическую коробку передач, хотя мы просили более привычную для меня ручную коробку. Именно в таких случаях египтяне (а за ними и другие арабоговорящие народы) используют смачное словечко "маалеш". Хотя слово это многогранно, в данном контексте его лучше всего перевести, как "извини, бывает". Кстати, если хотите произвести впечатление на араба или египтянина, употребите это слово к месту и успех вам гарантирован .

Так или иначе, предстояло ездить по незнакомому крупному городу на непривычной машине. К счастью, нам очень и очень повезло с гидом. Галина - интеллигентнейший, прекрасно образованный человек, обладающий широким кругозором и огромными знаниями про Иорданию и не только, свободно владеющий арабским и, естественно, русским. Вдобавок, она отлично знает, как куда проехать на автомобиле, посему мы совершенно не страдали от отсутствия карт. Ума не приложу, как можно одновременно быть штурманом, экскурсоводом и увлекательным собеседником, но Галине это прекрасно удается и мы чрезвычайно признательны ей за проведенное совместно время.

Первый день было решено посвятить обзорной экскурсии по Амману. Амман – очень древний город, чья история началась задолго до рождества Христова. Раскопки обнаружили здесь следы высокоразвитого поселения периода неолита, датируемые примерно девятым тысячелетием до н.э. В XIII веке до н.э., под именем Рабат Амон, город являлся столицей ветхозаветного царства Аммонитов, царства настолько сильного, что переселявшимся из Египта евреям пришлось его обходить: аммонитский царь запретил им проход через свою территорию. В отличие от Иерихона, евреи не рискнули штурмовать Рабат Аммон и подчинились требованиям.

Позднее город все-таки был завоеван: сначала Ассирией, потом Персией и, наконец, Александром Македонским. В результате раздела империи Александра, Амман достался Птолемеям и, под именем Филадельфия, входил в состав Египетского царства. По мере упадка царств Птолемеев и Селевкидов, город перешел в руки набатеев, которые удерживали его вплоть до окончательного присоединения к Римской империи в 106 году н.э.

В римский период, Амман (вернее, Филадельфия) был одним из городов Декаполиса – десяти более или менее автономных буферных городов-государств на восточной границе империи. От этого периода в Аммане и других иорданских городах осталось множество памятников. Именно с них мы и собирались начать нашу экскурсию по городу.

Но, прежде всего, хотелось кофе, да и симку иорданскую купить надо было, поскольку роуминг дороговат. Заезжаем в невзрачное кафе и наслаждаемся настоящим иорданским кофе. Кстати, если захотите хороший кофе, не советую посещать заведения для туристов. С точки зрения иорданцев, туристы все равно не разбираются в этом напитке и для них сойдет почти все, что угодно. А вот в кафешке для местных жителей кофе будет, что надо, поскольку местных не проведешь .

Окончательно проснувшись, неторопливо взбираемся на крепостную гору, чтобы осмотреть развалины храма Геркулеса и археологический музей.

С горы открывается потрясающий вид на город. Прямо под нами - самый центр с главной улицей и римским амфитеатром. Вокруг - Амман во всей своей красе. Город не очень большой - два миллиона жителей, но занимает большую площадь, поскольку застройка, в основном, малоэтажная. Конечно, есть и высокие здания - в несколько десятков этажей - но их по пальцам перечесть. В итоге создается очень своеобразное впечатление.

Осмотрев развалины храма и насладившись видами, заходим в археологический музей. Здесь собраны экспонаты со всех эпох - от неолита и аммонитского царства до эпохи раннего халифата - крепостная гора считается одним из древнейших поселений человека, чья история не прерывалась. Экспозиция безусловно заслуживает подробного рассказа, а пока ограничусь барельефом богини плодородия набатейского периода, прекрасно демонстрирующим культурный обмен между набатеями и римско-греческим миром.

С некоторым сожалением покидаем музей и отправляемся осматривать расположенные рядом развалины дворца Уммайадов (VIII век н.э.). Лучше всего сохранился вестибюль, покрытый сверху куполом. Купол, равно как и часть стен - современная реконструкция, внутренняя планировка и, частично, интеръер - оригинальные. На приведенном ниже снимке хорошо заметна разница.

Завершаем нашу прогулку по крепостной горе осмотром остатков фортификационных сооружений, в частности, огромного хранилища воды на случай длительной осады.

Дальше Галина предложила нам отправиться в старый город и осмотреть вблизи амфитеатр. Однако, предупредила она, в эти места рискнет заехать не каждый амманский водитель - пробки, сутолока на узких улицах и проблемы с парковкой заставляют большинство воздерживаться от посещения центра за рулем собственного автомобиля. Эх, была не была, решаем мы и едем.

Что вам сказать... Нам бы в Киеве такие пробки и такие проблемы в центре... Улицы действительно не очень широкие и движение происходит со скоростью километров 30-40 в час, но серъезных заторов нет. Единственное, что раздражает - привычка парковаться во втором ряду со включенными аварийками. С другой стороны совершенно отсутствуют такие характерные особенности киевского трафика, как резкие перестроения, попытки влезть передо всеми, не говоря уже о езде по тротуарам. Все едут чинно и спокойно, вежливо пропуская друг друга и совершенно не стараясь продемонстрировать свою крутизну.

Вопреки предсказаниям, без труда находим место для парковки прямо рядом с остатками римского форума и расположенным за ними амфитеатром. Последний сохранился настолько хорошо, что в нем и сейчас проходят концерты классической музыки. Ближайший из таких концертов был намечен на следующий день и древнюю сцену уже готовили.

По бокам сцены расположены помещения музея, посвященного культуре и быту в исламский период. Тут можно увидеть прекрасные украшения и мозаики, а также любовно воссозданные сценки из быта бедуинов, одежду городских и кочевых арабов, кухонную утварь, форму и вооружение солдат Арабского Легиона и многое, многое другое. Галина рассказывает нам не только про экспонаты, но и про современную жизнь иорданцев и то, какую роль в ней играют традиции. Ведь в сущности, это государство было основано бедуинскими племенами, которые и составили костяк его пестрого и разнообразного населения.

Покинув амфитеатр, отправляемся колесить по городу. Галина рассказывает нам о тех районах, через которые мы проезжаем, время от времени прерывая рассказ указаниями вроде "... а здесь по кругу во второй съезд". В ее голосе слышна неприкрытая гордость за Амман, Иорданию и тех людей, которые ее населяют. И есть отчего. Хотя история человеческих поселений на территории Иордании насчитывает не менее десяти тысячелетий, современное Хашемитское Королевство очень молодо. Основанное Его Величеством Абдуллой I - тогда еще эмиром - в 1921 году, оно получило независимость в 1946-м. Тогда население страны едва ли насчитывало две-три сотни тысяч человек, промышленность практически отсутствовала, экономика была слабо развита, о всеобщей грамотности не могло быть и речи - 33%. Сейчас население Иордании составляет более 6 миллионов человек, ВНП - около 30 миллиардов долларов (по доле ВНП на душу населения Иордания находится не намного ниже Украины). Активно развивается промышленность (добыча фосфатов, легкая промышленность, ИТ и т.п.), сельское хозяйство (до двух урожаев в год в некоторых районах), туризм. И это при том, что у Иордании, в отличие от ее соседей по полуострову, нет своих месторождений нефти и газа, а значительная часть территории занята пустыней и горами! Как я уже говорил, образование находится на достаточно высоком уровне - только в Аммане около 15 университетов и еще примерно столько же в других городах. Уровень грамотности - 91%, что выше, чем, например, в Китае.

Во многом, Иордания - страна беженцев. Из 6 миллионов населения около 2 миллионов - палестинские беженцы и их потомки и еще примерно 700 тысяч - беженцы из Ирака. Отношение к беженцам в Иордании приветливое: если ты согласен жить, как законопослушный гражданин, у тебя будут те же права и возможности, что и у коренных жителей. Многие из беженцев находят в Иордании свой второй дом и достигают успеха. Собственно, за счет беженцев население страны (и столицы) растет совершенно фантастическими темпами. Невзирая на такой рост, инфраструктура более или менее поспевает. Могу засвидетельствовать, что дорожная сеть Аммана вполне адекватна двухмиллионному населению. Город пронизан широкими магистралями с развязками и тоннелями, движение даже в час пик не затруднено, как видно на приведенной ниже фотографии.

Асфальт, хоть и выглядит скользким, на самом деле совершенно не скользит и, что гораздо важнее, не плавится даже при +50.

Как и  Киев, Амман расположен на холмах. Здесь много подъемов и спусков, хватает и мостов.

Холмы естественным образом делят город на несколько районов. Иорданцы предпочитают селиться по соседству с жителями одного с ними уровня достатка, так что в городе есть как демократичные районы...

... так и районы для весьма состоятельных людей с такими, например, виллами:

Маршрут, проложенный Галиной, в конце концов выводит нас к мечети Абдаллы I, основателя Иорданской Хашемитской династии. Мечети играют здесь роль не только религиозных учреждений, но и школ и даже судов. В стране одновременно действуют как светские суды, опирающиеся на светские законы, так и религиозные суды, действующие на основе шари-а. Религиозные суды обычно рассматривают дела, связанные с семьей и личностью (бракосочетание, развод, наследование, опека над детьми и т.п.), остальное судопроизводство (скажем, уголовное) ведется в светских судах.

Мечеть Абдаллы I, построенная совсем недавно (1989), неуловимо напоминает знаменитую Аль-Акса, что, вероятно, не случайно: Его Величество очень любил Иерусалим, регулярно ездил туда, чтобы помолиться в мечети Аль-Акса и встретил там свою смерть от руки террориста. В принципе, днем внутрь мечети Абдаллы I пускают всех желающих, в том числе, и не мусульман (женщины должны накрыться покрывалом), но, увы, мы немного опоздали и вынуждены были довольствоваться внешним осмотром.

Последней на этот день достопримечательностью стал городской парк, служащий местом отдыха и развлечения горожан. Вход (и даже въезд) свободный.

Парк расположен на холме, который венчает мечеть имени другого короля - Его Величества Хуссейна бин Талала. Этот король правил с 1953 по 1999 год и был во всех отношениях незаурядной личностью. Именно при нем Иордания превратилась в современную страну и большинством своих достижений иорданцы обязаны именно ему. Прямой потомок пророка и выпускник военной академии в Сэндхерсте, проницательный политик, временами жесткий и даже жестокий, но, в конечном счете, очень милосердный, Его Величество Хуссейн получил в народе прозвище "человечный король". Во всем мире его глубоко уважали, в том числе и те, кто волею судеб находился по другую сторону баррикад, а иорданцы (особенно, старшее поколение) его искренне боготворят.

Кроме профессиональных занятий (его автобиография так и называется "Моя профессия - король"), Его Величество увлекался автомобилями и мотоциклами, принимал участие во множестве гонок, причем побеждал отнюдь не благодаря своему титулу, а благодаря своим талантам водителя. Он также был завзятым радиолюбителем (позывной JY1), а в молодости освоил управление самолетом и часто летал за штурвалом сам. После его смерти был создан специальный музей, в котором собраны автомобили, купленные Его Величеством или подаренные ему. Музей находится все в том же парке, но мы опоздали к закрытию и визит в музей пришлось перенести на другой день. Пока же мы осмотрели установленный на пъедестале самолет с надписью "Arab Legion Air Force", на котором летал в качестве пассажира Абдалла I и на котором, тайком от матери и других родственников, учился пилотированию король Хуссейн.

Вернувшись в гостиницу, мы распростились до следующего дня с Галиной, оставили машину отдыхать и пешком отправились погулять по вечернему Амману. Вечером город (по крайней мере, центральная его часть) прекрасно освещен и выглядит по-праздничному. Улицы заполнены прогуливающимися семьями, которые совмещают отдых на свежем воздухе с посещением кафе и кондитерских, а их в городе великое множество. Посетили кафе и мы: выпили кофе, выкурили кальян прекрасного иорданского табака сорта "Бахрейни" и, переполненные впечатлениями, отправились спать.


16 июля, Джераш

Второй день начался так же, как и первый: со звонка будильника и предательских мыслей в духе: "Но я же в отпуске!". Отклеиваем себя от кровати и, позавтракав, встречаемся с Галиной. Сегодня нас ждет север Иордании: Джераш и Аджлун.

Быстро проезжаем город и выезжаем на трассу. По дороге останавливаемся, чтобы выпить настоящий кофе, а не то, что по ошибке считают таковым в гостинице. Придорожных кафушек в Иордании множество. Хотя, в отличие от наших, здесь нельзя покушать, кофе готовят отменно: водители-дальнобойщики - строгие ценители.

Машина уверенно и неторопливо (автоматическая коробка!) поглощает километр за километром по пересеченной местности. Дорога, как и в Аммане и других местах - прекрасного качества и очень живописна.

Джераш (в древности Гераса, Герасия) - небольшой город на расстоянии около 50 км от Аммана в сторону Сирии. Он несколько моложе Аммана, первые поселения здесь датируются четвертым тысячелетием до н.э. Греки переименовали город в Антиохию, а римляне - обратно в Герасию. Как раз то, что сохранилось от римской Герасии, мы и собираемся осмотреть.

При римлянах процветающая Герасия входила в Декаполис наравне с Амманом/Филадельфией и Дамаском. Построенные при Траяне дороги способствовали всплеску торговли, а визит императора Адриана придал городу особый статус. Впоследствии город пострадал от нашествия персов в 614 году, но пережил возрождение при Уммайадах. Его звезда закатилась после землетрясения 746 года; во времена Айюбидов, мамелюков и Оттоманской империи здесь было лишь небольшое поселение. Начавшиеся  в 20-х годах прошлого века раскопки вселили в Джераш новую жизнь, превратив его во второй - после Петры - туристический центр Иордании. С тех пор раскопки и реставрация здесь не прекращаются, а раз в год проводятся международные фестивали длительностью в три недели. Музыка, танцы, театрализованные представления и возможность встретиться с членами королевской семьи привлекают на фестиваль множество туристов.

Оставив машину на стоянке, заходим на огороженную территорию археологического заповедника. Нас встречает триумфальная арка, воздвигнутая в честь визита Адриана в 130 году н.э.

Рядом с аркой находится ипподром, на котором в наши дни проводятся театрализованные представления "в римском стиле". Если присмотреться, можно обнаружить на вершине центральной арки "римского легионера".

Естественно, мы останавливаемся на несколько минут, чтобы посмотреть за ходом скачек.

Пройдя вдоль ипподрома, подходим к крепостной стене и воротам собственно города (ипподром и арка находились за его пределами).

Сразу за воротами находится площадь форума, окруженная коллонадой. Центр площади замостили еще при греках, а внешнее кольцо - уже при римлянах. Что называется, почувствуйте разницу.

Над форумом возвышается храм Зевса, расположенный на большой террасе. Храм реставрируют и осмотреть его подробно нам не удалось. Справа от храма - один из двух театров, имевшихся в Герасии.

Продолжаем движение по главной улице города. Планировка римских городов была стандартизована и унаследована от укрепленных лагерей. Главных улиц две: Cardus Maximus (или просто cardo, как раз по ней мы идем) в направлении север-юг и Decumanus Maximus в направлении запад-восток. Вдоль главных улиц стояли колоннады.

Обратите внимание на мостовую. Камни на мостовой клались по диагонали, чтобы в швах не застревали колеса повозок. Однако, встречаются и полоски мостовой, где камни уложены вдоль, они видны на переднем плане снимка. Это "лежачие полицейские" римского периода и делались они, как и в наше время, в местах пешеходных переходов.

Вскоре нашим глазам предстает другая "параллель через века" - прямой аналог супермаркета:

По центру расположен фонтан, а вокруг него - магазины. Даже вывески своеобразные предусмотрены. Так, по барельефам на столбиках легко понять, что в этой лавочке продавалось мясо:

В ночное время улица освещалась факелами. Для них в основании колоннады сделаны специальные ниши.

Cardo Maximus продолжает вести нас вдоль склона. Вверх, к храмам, ведут лестницы, ниже была река, от которой осталось пересохшее русло. Реки уже нет, а мост через нее остался. Современным бы строителям такое качество... Приближаемся к северным воротам, около которых расположен еще один театр, а на склоне над ним - храм Артемиды:

Сбоку от храма - развалины христианской церкви с мозаичным полом где-то 10 на 20 метров. Это уже привет из византийской эпохи.

С холма открывается прекрасный вид на город и близлежащую местность. На снимке хорошо виден ипподром и храм Зевса. Наш путь лежит именно туда.

Вблизи храм Зевса производит еще большее впечатление. Осмотрев стоящий рядом театр, мы с сожалением покидаем Джераш. Теперь мы понимаем, почему его иногда называют "Азиатскими Помпеями"...


16 июля, Аджлун

Дорога ведет нас все дальше и дальше в горы, покрытые зеленью. Ориентироваться легко, ведь наша цель - замок в Аджлуне, расположенный на вершине и потому заметный издалека.

Замок построен в 1185 году по приказу Салаха-эд-Дина, более известного нам под европеизированным именем Саладин. Того самого, который был султаном Египта и Сирии, основал дистанстию Айюбидов и положил конец мечтам крестоносцев. Крепость в Аджлуне была одной из немногих, построенных специально для того, чтобы сдержать Крестовые походы и защитить от них Трансиорданию, железные рудники и древний торговый путь от Красного моря в Сирию. Цель была достигнута и крестоносцы так и не смогли продвинуться за Аджлун или хотя бы захватить замок. Это, впрочем ненадолго, удалось монголам (1260 год), которых, в свою очередь изгнали из этих мест мамелюки. Неприступная для врагов крепость пострадала при землетрясениях 1837 и 1927 годов и сейчас реставрируется.

Вблизи замок потрясает. Когда стоишь на узеньком подъемном мостике и, задрав голову, рассматриваешь мощные башни, в голову приходят произведения Вальтера Скотта. Не зря герои "Айвенго", вернувшиеся из Святой Земли, превозносят тамошние крепости. Ох, не зря!

Естественная защита в виде крутых склонов холма дополняется впечатляющих размеров рвом.

Внутри замок состоит из нескольких ярусов - то ли четырех, то ли пяти, честно говоря, мы сбились со счета. Во мне в очередной раз проснулся мальчишка и я с восторгом рассматривал все: узкие лестницы, закопченные своды, монеты времен Айюбидов, выставленные в небольшом музее, горки каменных ядер...

Время от времени мы проходим по открытым галереям и каждый раз прямо дух захватывает от открывающихся видов.

Но все это - ничто по сравнению с тем видом, который открывается с верхней площадки замка. Тугой ветер бъет в лицо, далеко внизу возделанные долины, вокруг тебя - зеленые вершины гор. Хочется просто стоять и смотреть.

Мы стояли и дышали полной грудью, осматривая окрестности в немом изумлении. Совершенно не хотелось уходить.

Разумеется, уходить все-таки пришлось. В качестве небольшой компенсации, у входа в замок мы выпили вкуснейшего чая с травами.

Тут необходимо еще одно

Лирическое отступление о напитках.

По всей Иордании стоят и ходят дядечки и дедушки с такими вот "жбанами", в которых налиты разнообразные напитки. Наиболее распространены: кофе черный (с кардамоном и очень вкусный), чай с разнообразными травами и кофе бедуинский. Последний готовят путем длительного варения зерен крупного помола. Получается напиток цвета зеленого чая и настолько бодрящий, что крохотной чашечки хватает на целый день. Рекомендую!

Так или иначе, пришлось садиться в машину и ехать обратно в Амман. Обратная дорога прошла в беседах о жизни на севере Иордании, да и вообще о том, как здесь живут и чем занимаются. В качестве иллюстрации как по заказу подвернулся придорожный базарчик/магазинчик, на котором можно купить разнообразные гончарные изделия.

Пришлось с грустью признать, что довезти такое изделие в целости и сохранности в самолете нет ни малейших шансов. Равно как и экзотические кустики, продававшиеся в соседней оранжерее.

Через Амман ехали не так, как с утра, а по другой дороге через лагерь палестинских беженцев. Самого лагеря не видели - дорога окружена высоким забором, чтобы не перебегали.  Естественно, не могли не задеть тему палестинских беженцев в Иордании.

Лирическое отступление.

Как я уже говорил, Иордания весьма гостеприимна для беженцев. Здесь перед ними открываются новые возможности и многие из них достигают успеха. Например, врачи становятся владельцами собственных больших больниц, инженеры открывают проектные офисы. Жена нынешнего короля - Ее Величество королева Рания - палестинка. Но так везет не всем - не все могут (или хотят) интегрироваться в новую страну, да и бедняков среди беженцев тоже хватает. Кроме того, многие из палестинцев не забывают изгнание из собственной страны. И за это их тяжело упрекнуть - в сущности, в одночасье они потеряли все, что имели, все, что создавалось трудом многих поколений. Не удивительно, что среди беженцев всегда были брожения, а идея возвращения своей земли являлась доминирующей. Вооруженные палестинские бойцы (федайины) просачивались с территории Иордании в Израиль и совершали нападения, в ответ израильтяне наносили удары по иорданским населенным пунктам. Попытки обуздать палестинцев наталкивались на то, что их борьбу поддерживало общественное мнение, подогреваемое неадекватностью израильских мер и тем, что ответные удары приходились не столько по федайинам, сколько по самими иорданцам. Под давлением общественного мнения, Иордания фактически вынужденно приняла участие в войне 1967 года, в которой потеряла весь Западный берег реки Иордан. Понятно, события 1967 только усилили революционные настроения среди палестинцев и привели к открытым столкновениям с иорданскими властями.

Кульминацией столкновений стала настоящая гражданская война между палестинцами и правительством Иордании в 1970 году, известная, как "Черный Сентябрь". Королевство оказалось на грани гибели. Дошло до того, что страна оказалась отрезанной от внешнего мира, СМИ в сущности перестали публиковать сведения из Иордании. Голос Его Величества Хуссейна, доносимый до радиолюбителей  волнами диапазона 20 метров был, пожалуй, основным источником информации. Эту совершенно невероятную, но абсолютно правдивую историю о короле-радиолюбителе можно прочитать здесь (в русском переводе). Война длилась много месяцев, привела к гибели десятков тысяч жителей с обеих сторон и завершилась изгнанием ООП с территории Иордании.

С тех пор отношения начали налаживаться и на сегодня от былых катаклизмов остались, во многом, только воспоминания. Хотя прошлое нет-нет, да и напомнит о себе, свидетелями чему мы, вероятно, стали в тот же самый день.


16 июля, концерт и "теракт"

Помните, я описывал римский амфитеатр в Аммане и как мы застали там подготовку к концерту? Пропустить такое зрелище:  концерт классической музыки в настоящем римском амфитеатре мы, естественно, не могли. Еще с утра мы запаслись билетами (их продают прямо в гостиницах) и, по возвращении из Аджлуна, отправились на концерт. Поскольку одного дня езды по Амману было совершенно недостаточно для ориентирования в городе, добирались на такси.

Под мое нытье, что опаздывать на концерт неприлично, мы приехали на полчаса раньше, чем нужно и успели в подробностях осмотреть площадь перед амфитеатром. По мере того, как прямо ко входу подъезжали лимузины с посольскими флажками, джентльменами в смокингах и леди в вечерних туалетах, росло чувство неуверенности. Мы-то в поездку брали минимум шмоток и одеты были, мягко говоря, в спортивном стиле! Подавив сомнения, прошли мимо вежливой службы охраны, проверявшей сумки входящих. От нас отмахнулись - проходите. Как оказалось, места не нумерованы, по цене билета определяется только сектор, а там - садись, где хочешь. Мы уселись и принялись ждать.

Ждать пришлось долго. Зрители, явно знакомые с местными обычаями, не торопились приходить, музыканты не торопились выходить на сцену. Царило эдакое умиротворяющее вневременное настроение, нарушенное, впрочем, одним происшествием.

Когда музыканты только занимали свои места, из-за колонн неторопливой походкой вышел рыжий кот. Кот был явно здешним, привыкшим по вечерам прогуливаться по сцене и наслаждаться тишиной и покоем. А тут - стулья, куча народа, звуки настраиваемых инструментов... Бедняга аж подскочил и начал метаться по сцене. Охрана бросилась его ловить, что усилило панику рыжика. Сообразив, что на сцене покоя не будет, кот пулей полетел к обманчиво спокойным зрительским рядам, где натолкнулся на множество молчаливо сидящих людей. Окончательно обезумев, несчастное животное пронеслось, как вихрь, по зрителям и исчезло где-то в небе, между верхними рядами и луной. Почтенная публика еще долго обсуждала кошачье нападение...

А потом начался концерт. Программа представляла собой попурри из произведений Моцарта, Верди, Россини и других композиторов. Оркестр был местным - иорданским - как и певцы и певицы. Хор приехал из Ливана специально ради одного выступления.

Уровень исполнительского мастерства оставил двойственное впечатление. С одной стороны, до европейского было, конечно же, далеко, что, впрочем и не удивительно - насколько давно здесь проходят такие концерты? Добавило неоднозначности также исполнение оперных арий по-арабски.  С другой стороны, некоторые артисты выступали очень достойно. Особенно сильное впечатление произвела Синтия Самака, чей глубокий и сильный голос просто очаровывал.

Общее впечатление было очень странным и волнующим: звездный бархат неба над головой, древний театр, звуки музыки... А еще это был первый в моей жизни концерт классики, на котором можно было спокойно курить, не вставая с места .

С концерта вышли под впечатлением и возвращаться в гостиницу абсолютно не хотелось. Было решено немного прогуляться по главной улице, которую мы пока видели только из окна автомобиля. Свежий воздух, шумные магазинчики, оживленный трафик,... мы сами не заметили, как отошли довольно далеко. Двинулись обратно, по дороге пытаясь поймать такси, и столкнулись с неожиданностью: никто из водителей не знал, где находится наша гостиница. В Киеве проблема решалась бы совершенно тривиально - подсказкой диспетчера по рации, но в амманских такси раций похоже нет, равно как и диспетчеров. Мы продолжали движение вдоль практически застывшего потока транспорта, время от времени проверяя свою удачу и продумывая резервные планы... Прямо перед амфитеатром обнаружилась причина пробки: дорогу почему-то перекрыла полиция. "Полиция!", - подумали мы и попытались обратится к стоявшему около будки полицейскому. Полицейский выглядел как-то чересчур нервно и при нашем приближении направил на нас автомат. Проверять на своей шкуре, заряжен ли AR-16, не было ни малейшего желания и мы издалека заговорили по-английски. Успех был достигнут наполовину: автомат опустился, но объясниться не удалось. Скорее жестами, чем словами, доблестный служитель закона посоветовал нам обратиться к специальной туристической полиции "вон там". И тут у меня наступило просветление: в качестве ключа от номера в гостинице использовалась - естественно - магнитная карточка. А завернута она была в специальный конвертик с рекламой гостиницы! А ну-ка, ну-ка... Так и есть, на конвертике значился адрес. Ура, можно ловить первое попавшееся такси и домой! Вот только такси рядом не было: с двух сторон улица была наглухо перекрыта вооруженными полицейскими, на проезжей части в живописном беспорядке стояли кареты скорой помощи, прямо напротив нас, около большого автобуса собралась толпа зевак (автобус я запомнил еще при выходе с концерта - уж слишком неуместно он смотрелся на переполненной неширокой улице). Увлеченные решением транспортных проблем мы до этого момента как-то не удосужились обратить внимание на не совсем обычную окружающую обстановку, а зря. Шансов выяснить, что происходит не было никаких, да и время было позднее, поэтому мы просто побрели в направлении ближайшего переулка, в который полиция заталкивала поток машин. Поднятая рука, остановившееся такси, называем волшебный адрес и через двадцать минут открываем дверь своего номера. Уфф...

На следующий день эта история имела неожиданное и весьма эмоциональное продолжение. Мы уже выезжали из Аммана, когда раздался телефонный звонок. Моя мама взволнованным - и это очень мягко сказано - голосом произнесла шокировавшие меня слова: "Слава богу, вы живы!". В ответ мне удалось выдавить из себя банальное "Живы конечно, а почему бы и нет?" Оказалось, что по ТВ передали: в Аммане, на концерте классической музыки произошел теракт, всех зрителей не то расстреляли, не то взорвали, не то сожгли, короче, как в старом индийском фильме "все умерли". Мама пыталась мне дозвониться, а я, как назло, оставил мобилку в машине, когда утром мы пошли в музей автомобилей. Мама позвонила сестре жены и та, порывшись в Интернете нашла аналогичное сообщение - таки да, теракт, неизвестное количество погибших, полиция пока не дает комментариев. К счастью, у Наташки хватило спокойствия позвонить в турагентство, те связались с принимавшей нас компанией и выяснили, что все не так плохо. Следующие двадцать минут пришлось обзванивать родственников и убеждать их, что мы живее всех живых, никто по нам не стрелял, не взрывал нас и не сжигал заживо, а самыми необычными событиями на концерте были уже упомянутые выше рыжий кот и ария из "Фигаро" на арабском.

Впоследствии мы связались с Василисой, гостеприимно принимавшей нас в прекрасной Иордании уже второй раз, и попытались выяснить у нее, что же случилось на самом деле. Из объяснений и увиденного нами накануне сложилась гипотетическая картина. Вероятно, кто-то из борцов за права палестинцев перепутал ливанский хор с израильским и после концерта попытался поджечь автобус, в котором хор приехал выступать. Террориста поймать не удалось, он то ли удрал, то ли застрелился, поджог тоже не удался, но полиция на всякий случай оцепила место происшествия. Конечно, знали бы мы вечером, что происходит, мы бы постарались задержаться, подойти поближе и выяснить хоть какие-то подробности, а может и заснять сцену на видео но поди ж ты...

Мораль: не верьте СМИ, когда они пишут о терактах!


17 июля, музей автомобилей

На этот день у нас был запланирован переезд на Мертвое море с попутным осмотром достопримечательностей. Однако, прежде чем распроститься с Амманом, мы собирались "вернуть должок" - посетить музей автомобилей, в который не попали накануне.

История музея автомобилей проста: в нем размещена коллекция автомобилей, собранная Его Величеством Хуссейном бин Талалом. Как я уже писал ранее, король был большим любителем автомобилей и мотоциклов. Водить машину он научился еще в ранней юности, когда автомобили в Иордании можно было перечесть по пальцам, правила дорожного движения отсутствовали, да и водительских удостоверений не требовалось. Первый в жизни Хуссейна автомобиль ему подарил друг, когда король учился в Англии.

Впоследствии Его Величество прекрасно освоил машины и мотоциклы, стал известным гонщиком и коллекционером автомобилей. После смерти короля, его коллекция была выставлена на обозрение широкой публики. Все машины поддерживаются в полностью рабочем состоянии - за ними очень внимательно следят и бережно ухаживают. В соответствии с традицией, любой гражданин Иордании, родившийся в один день с королем Хуссейном (14 ноября), может в этот день прийти в музей, ткнуть пальцем в любой из автомобилей и ему дадут немножко покататься.

Сам музей сделан с большим вкусом. Для каждой машины любовно подобрано место и ракурс. Рядом стоит табличка с описанием - кем и когда сделана, как попала к Его Величеству, для чего использоавлась, какие известные события с ней связаны. Часто рядом с машиной - экран, на котором крутятся кадры из хроник именно с этим автомобилем, множество фотографий. Иногда звучит запись голоса Хуссейна, а один раз мы услышали даже его деда - Абдуллу I.

Экспонатов в музее очень много и мы не на шутку застряли - хотелось рассмотреть все повнимательнее и заснять на фото- и видеокамеру. Галина проявила нечеловеческое терпение: ждала, пока мы налюбуемся, нащелкаем и начитаемся. Я не рискну утомлять вас, дорогие читатели, длинным перечнем фотографий, приведу здесь только несколько.

Вот это - броневик Роллс-Ройс. Такие участвовали в Великом Арабском Восстании, с которого, собственно, и началась история современной Иордании.

Автомобиль, на котором ездил еще Его Величество Абдулла I.

Король Хуссейн за рулем карта.

В коллекции есть и Феррари...

... и Порше.

А это уже вклад нынешнего короля, Абдуллы II - его водительские права. Вряд ли Его Величеству приходится часто предъявлять их полицейским, но оформлены они чин чинарем - фамилия, дата выдачи, номер и т.п. Кстати, Абдулла II тоже весьма известен своими достижениями на гоночных трассах, например, завоевывал звание чемпиона Иордании в ралли. Такой вот семейный музей .


17 июля, Мадаба - город мозаик

Прямо из музея автомобилей мы отправились в Мадабу, относительно небольшой город примерно в сорока километрах к югу от Аммана.

Как и многие города Иордании, Мадаба может похвастать долгой и интересной историей. Город основан еще в эру неолита, входил в качестве пограничного укрепления в империю моабитов и, в таком качестве, упоминается в библии. Подлинного расцвета город достиг под властью Византии. Именно тогда начали широко использоваться мозаичные украшения, иконы и панно. В VIII веке Мадаба сначала попала под власть Персидской империи, а затем халифата Уммайадов. В 746 году город был разрушен землетрясением и фактически заброшен.

В XIX веке в город переселилось несколько десятков семей христиан. Они обратились к турецкому правительству с просьбой разрешить им строить церкви. Разрешение было дано, но с одним ограничением: новые церкви надлежало строить на тех же местах, на которых раньше уже были христианские храмы. Одной из новых православных церквей стала церковь Святого Георгия, построенная прямо на фундаменте византийского периода.

В ходе стройки был обнаружен мозаичный пол, поверх которого поставили колонны, а рядом возвели алтарь. Подлинное значение находки стало понятно существенно позже, когда ей уже был нанесен заметный урон. Оказалось, что на мозаике изображена карта Палестины и дельты Нила и указано местоположение многих христианских святынь и других мест, известных из Ветхого и Нового Завета. Археологи датируют мозаику периодом между 540 и 570 годами нашей эры, когда память жителей хранила еще множество информации, позднее утраченной, казалось бы, безнадежно. В этом и состоит главная ценность карты: она помогла разрешить множество археологических и религиозных споров, в частности, спор о месте крещения Христа.

Увы, как хорошо видно на фотографии, понимание пришло слишком поздно и значительная часть мозаики оказалась разрушена. Колонны ставили прямо на бесценную карту, закрывая целые земли... Сохранившиеся участки отреставрированы и привлекают в Мадабу множество туристов.

Что интересно: практически все остальное убранство в церкви - тоже мозаичное...

... иконы в частности.

Вообще, мозаики являются "фирменным знаком" Мадабы. Они продаются во всех лавочках, магазинчиках и просто на улице. Из них сделаны таблички на домах и церквях.

Рядом с Мадабой есть специальные фабрики по изготовлению мозаик. Как оказалось, Галина хорошо знакома с директором одной из фабрик и нам устроили "производственную экскурсию". Директор - кстати прекрасно владеющий русским языком - объяснил, что фабрика создана на деньги государства в рамках программы женской занятости. Здесь девушки и женщины могут освоить профессию, да и неплохо заработать. Нас отвели в рабочие комнаты и девушки показали, как они изготавливают мозаики. Разумеется, делается это вручную: специальными кусачками откусывается кусочек от каменной палочки нужного цвета, смазывается клеем и приклеивается к основе. И так пока не будет собрана вся картинка... Куда там паззлам!

Лирическое отступление.

Государственная помощь в Иордании очень распространена. Существуют специальные программы помощи для множества категорий жителей: палестинских беженцев, бедуинов, инвалидов,... Государство также вкладывает деньги в поддержку образования. Например, король Хуссейн, освоив Интернет и World Wide Web, увидел в них огромный образовательный потенциал и издал указ об интернетизации всех школ. Есть и адресная помощь. Как-то у одного из соседей Галины серъезно заболела жена. Лечение требовало больших денег, которых у семьи не было. Сосед написал прошение королю о помощи, запечатал его в конверт и опустил в специальный почтовый язик - их множество по всей стране и почта из них доставляется напрямую в канцелярию монарха. В результате деньги были выделены и жену вылечили. Такая вот странная смесь социализма и капитализма...

Снимать работающих мы не решились, но после увиденного просто невозможно было уйти, не купив мозаику. Вот она:

Здесь изображен специальный вариант Древа Жизни - символ Мадабы.


17 июля, гора Небо

Из Мадабы дорога ведет в гору... в гору со странным для русского уха названием Небо. По преданию, именно здесь перед Моисеем впервые открылся вид на землю обетованную. В хорошую погоду - а в Иордании погода почти всегда хорошая - с вершины горы прекрасно виден Иерихон, а если нет дымки, то можно рассмотреть Иерусалим. Здесь же Моисей умер и был похоронен, хотя точное место захоронения так и не обнаружено.

Сейчас на вершине горы Небо расположен своеобразный мемориал, которым заведуют францисканцы. Оставив машину на стоянке, вы проходите через ворота и попадаете в небольшой парк. Прямо посередине парка установлена памятная стелла:

Ближе к вершине идут археологические раскопки и реставрационные работы - здесь в IV веке византийцы воздвигли церковь, чтобы увековечить место захоронения Моисея. Как у них было заведено, пол в церкви был мозаичным:

На время раскопок и реставрации мозаики аккуратно перенесли, чтобы не нанести им вред. Рядышком расположился небольшой археологический музей. Мы осматриваем его на скорую руку - нам не терпится попасть на вершину. И вот, обойдя очередные раскопки, мы попадаем на смотровую площадку. Сказать, что дух захватывает - ничего не сказать...

За крышей здания и деревьями видно Мертвое море, оно совсем недалеко. На горизонте скорее угадываются невысокие горы...

Прямо перед нами - благодатная долина реки Иордан. К ней спускается извилистая дорога, по которой нам предстояло ехать дальше. Со слов Галины, дорога считается опасной и не все по ней ездят. Как по мне, она гораздо легче, чем крымские серпантины.

Памятник в честь Моисея. В 2000 году гору Небо посетил Иоанн Павел II в ходе своего паломничесвта по святым местам. По воспоминаниям очевидцев, папа долго стоял на вершине и о чем-то думал. Возможно, о том, как мало мира со времен Моисея знала эта земля, якобы обещанная господом "избранному народу". Во всяком случае, перед отъездом папа посадил оливковое дерево, символизирующее мир.

Возвращаемся к машине и начинаем спускаться вниз. Крутой спуск дополняют закрытые резкие повороты. К счастью, в отличие от Крыма, здесь не додумались добавлять в асфальт мраморную крошку, так что тормоза действуют нормально, управляемость прекрасная и даже остается немного времени посмотреть по сторонам. Время от времени вдоль дороги попадаются палатки бедуинов и верблюды. Сами бедуины посматривают на нас с доброжелательным любопытством, так характерным для жителей Иордании.

Последний поворот и перед нами разворачивается густонаселенная долина. Именно туда и лежит наш путь...


17 июля, место крещения

Галина нас поторапливает - время уже приближается к четырем часам дня, а мы все еще не добрались до места крещения. Так мы рискуем опоздать на экскурсию. Дело в том, что место крещения находится в пограничной зоне и на своей машине (и даже на своих двоих) без экскурсовода туда не попадешь. Машину надлежит оставлять на стоянке, а дальше передвигаться на специальном грузовичке с местами для сидения и в сопровождении экскурсовода. Группы формируют здесь же на стоянке, грузовичок отправляется в фиксированное время - потому-то мы и торопимся.

В итоге мы, конечно, успели. Минут двадцать в кузове грузовичка по пыльной дороге и мы на месте. Рядом с нами стоит небольшая церковь, возведенная на деньги бизнесмена из России. Вообще-то, за место здесь идет постоянная драка между разными христианскими конфессиями: кто построит церковь поближе к... Юмор ситуации еще и в том, что потенциальных мест крещения - не одно, а минимум два. Одно находится в Израиле, второе - в Иордании. Карта из Мадабы и результаты раскопок, проведенных ЮНЕСКО однозначно свидетельствуют в пользу Иордании, посему папа принял окончательное решение и издал указ: отныне считать, что место крещения здесь! С датой и подписью.

Между церквушкой и рекой Иордан - плотные заросли, в которых проложена тропинка. Безветренно, солнце жарит, от зарослей подымается тяжелый, удушливый аромат...

Сквозь заросли ничего не видно и вдруг, за поворотом в проеме открывается река Иордан.

Чуть дальше - то самое место крещения. Сейчас оно на расстоянии нескольких десятков метров от реки: русло за две тысячи лет успело поменяться не один раз.

На стоящей рядом мозаичной (а как же!) схеме нарисовано, как оно было в те времена - то, что сейчас выглядит, как лужа, было заливом реки.

Рядом с местом крещения стояла церковь, от которой сейчас остались только остатки фундамента, закрытые сверху деревянной крышей. Осмотрев их, мы идем дальше, к реке.

Спуск к воде охраняют пограничники. Лениво глянув на группу европейцев, они не задают вопросов - лень, жарко... Прямо посередине спуска расположена купель, в которой в наши дни проходит обряд крещения. Поскольку церквей вокруг - в избытке, вы можете креститься на любой удобный для вас манер.

И вот он - Иордан - вблизи. С той стороны находится израильский пограничный пост, с мачты свисает бело-голубое знамя. Даже после создания номинально автономного палестинского государства на западном берегу, израильтяне оставили за собой пограничную полоску земли - дабы контролировать потоки товаров и людей и воспрепятствовать контрабанде оружия и террористов. Странное сочетание - одно из самых священных мест религии, сделавшей мир своим основным лозунгом и вооруженное противостояние с колючей проволокой. Да и природа здесь кажется уже привыкла: такие вот колючки растут повсеместно...

В смешаных чувствах возвращаемся к своей машине. Живая легенда, место, с которого началось очень и очень многое, место во многом судьбоносное для современного мира, река, чье имя стало нарицательным... И противостояние, которое чувствуется здесь, как нигде.

Теперь наш путь идет по ровной и прямой дороге. Проезжаем один за другим несколько блокпостов.
- Would you like to see our passports?
- No, thanks. Where from?
- From Ukraine.
- A-a-a, Ukrania... Welcome to Jordan!
Искреннее любопытство и желание, чтобы нам здесь понравилось. А нам и так нравится, очень даже нравится...

Еще немного, еще несколько поворотов и перед нами Dead Sea Spa Hotel. Мы здесь уже однажды были, когда зимой ездили окунуться в Мертвом море. Только тогда мы были гостями на полуптичьих правах, а теперь собираемся устроить лентяйский отдых на пару дней. После сверхнасыщенного начала поездки, мы очень нуждаемся во времени, чтобы переварить увиденное и услышанное, чтобы восстановить остроту восприятия.

Прощаемся с Галиной - она возвращается на два дня в Амман - и заходим в номер. Мертвое море встречает нас таким вот закатом.


18 июля, Мертвое море

С утра нас разбудил стук в дверь. Открываю. За дверью стоит молодой человек в униформе гостиницы с корзинкой фруктов в руках.
- Good morning, sir! We wish you happy birthday!
Черт, у меня же сегодня день рождения...
- Thank you so much!
А ведь приятно, что ни говори.

Вставать совершенно не хотелось, а хотелось лежать и хрумкать фрукты. Мир, тишина, покой, чего еще надо? Правильно, надо завтракать. Отдираем себя от постели и спускаемся в ресторан. Выбор блюд больше напоминает Египет - в отличие от других иорданских гостиниц, где питание ближе к европейскому, т.е. с голоду не умрешь, но и опасность потолстеть не грозит.

Откушав, спускаемся к морю. Между прочим, перепад высот не маленький и лифты не предусмотрены. Само море впечатлило еще в прошлый приезд, причем не только своими уникальными характеристиками, но и просто температурой - 26 градусов тепла в первых числах января. Понятно, в конце июля было слегка теплее - на мелководье градусов 35-38. Добавьте к этому ярко выраженный запах химикалиев, маслянистое ощущение от воды и вы поймете, почему я не мог избавиться от мысли: "Вот как себя чувствует фотоотпечаток в проявителе..."

Разумеется, утонуть невозможно, можно только перевернуться попой кверху. Именно последнего и стоит избегать - вода очень едкая. Малейшие царапины или потертости кожи чувствуются мгновенно! А посему, повалявшись на поверхности моря (sic!) нужно немедленно отправляться под пресный душ. Вся процедура воспринимается как лечебная, такая вода при такой температуре не освежает совершенно. Зато шкурка чувствует себя прекрасно.

Поднимаемся вверх на одну террасу и попадаем в мир басейнов. Лягушатник с водными горками и прочими принадлежностями аквапарка, лягушатник с фонтаном и бассейн для взрослых. Тут вода попрохладнее, да и соки приносят прямо к лежаку. Лежим, пьем сок, читаем поздравительные SMS-ки, время от времени лезем в воду. Ощущение от бассейна - как от катка на выходные - народу просто уйма. Плавать нужно извиваясь между стоящими тут и там счастливыми парочками, а также родителями и их детками. Ну да ничего, даже просто посидеть в воде - наслаждение.

Так мы и провели день: днем отсыпались, вечером опять выползли к бассейну, на этот раз - верхнему, прямо под нашими окнами. Там глубина несколько больше (около 3 м), а народу несколько меньше. Когда стемнело и народ начали выгонять из воды, отправились на ужин, а потом долго гуляли по территории, благо ее размеры вполне даже позволяют.

Конечно же, Марина немедленно нашла котов (или они ее), причем во множестве. Надо заметить, что к котам в гостинице относятся вполне даже с уважением: там и тут в кустах расставлены плошечки с кормом, чтобы котики могли подкрепиться там, где им это придет в голову. Длительным общением с котами и закончился этот во всех отношениях приятный день.


19 июля, Мертвое море и окрестности

Утро приветствовало нас косыми лучами солнца и свежестью.

Разумеется, мы начали с ритуального похода к морю и окунания себя, любимых, в разнообразные бассейны. Дальнейшая же программа оказалась не столь лентяйской. Дело в том, что накануне у нас закончились сигареты. Поиск по гостинице обнаружил одну лавочку, где сигареты таки продавались, но по безбожной цене в 2.5 динара за пачку (при обычной цене около 1 динара). Кроме того, у нас начинала заканчиваться наличность и нам был нужен банкомат. Посему было решено выбраться за территорию гостиницы: мы смутно припоминали, что видели по дороге какие-то магазинчики.

Сказано - сделано и вот мы уже едем по приморской трассе. На нас как-то одновременно нахлынуло небывалое ощущение свободы: можем ехать, куда хотим, делать, что хотим, весь мир у наших ног. В итоге, магазинчиком дело не ограничилось - мы отмахали изрядное количество километров сначала в одну сторону, а потом - в другую. Лавочку-то мы, в конечном счете, обнаружили и сигареты купили (а также мороженое для любимой и ветчину для других котов). Однако по дороге удалось близко познакомиться с окружающей средой. Оказалось, что эта среда столь же пустынна, сколь и само Мертвое море. Нам встречались только верблюды и другие автомобили.

Вопрос, кто из этих двух разновидностей обитателей главнее, разрешился очень просто. Все обочины уставлены знаками "Осторожно, верблюды", а вот знаков "Осторожно, автомобили" не обнаружилось. Видимо, первородство дает решающее преимущество.

Пришлось смириться с тем, что мы - существа второго сорта и утешать себя прекрасными видами. Например, таким:

На переднем плане хорошо заметен знак, предупреждающий, что в море - очень соленая вода.

Вернувшись в гостиницу, мы продолжили лентяйничать с удвоенной силой. Исключение было сделано только для котов - им досталась закупленная ветчина. Котов было штук семь, всем им хотелось ветчины и простой человеческой ласки, так что на короткое время мы неожиданно оказались очень заняты.

Вечер этого дня превзошел все наши ожидания. Персонал гостиницы то ли привык к нам, то ли убедился, что мы умеем плавать, то ли попросту обломался и нам удалось осуществить свою мечту: поплавать в ночном бассейне.

Тихонечко лежать в теплой, пронизанной игривыми лучами ламп воде, глядеть на угольно-черное небо с пронзительными иголочками звезд, слушать разноязыкий гомон вокруг... Как хорошо быть живым!


20 июля, дорога в Петру

В этот день нам предстоял самый длинный переезд из всех. До конечного пункта - Акабы - от Мертвого моря около 300 км по очень живописной дороге, ведущей через Вади Араба. В прошлый раз нас возили по этой дороге и мне очень хотелось проехаться по ней самому. Однако, увы - тогда пропадала возможность заехать в Петру. Пришлось возвращаться к Амману и уже оттуда ехать через т.н. "пустынную дорогу" - главную транспортную артерию Иордании. Это удлиняло путь еще на 200 км, но пропустить Петру мы просто не могли.

С самого утра мы встретились с Галиной, погрузили вещи в багажник и отправились покорять просторы.

Первый  отрезок дороги - до пригородов Аммана - требовал известной сосредоточенности: дорога, извиваясь, поднималась в гору, проходя через множество поселков и деревушек. К тому же, в одном направлении с нами ехало множество грузовиков (железнодорожный транспорт в Иордании не развит, большинство перевозок осуществляется автомобилями). А тут еще АКПП со своей задумчивостью... Приходилось аккуратно планировать обгоны, чтобы и в дорогу вписаться и от грузовиков увернуться и на бегающую детвору не наскочить.

Зато потом, когда мы вырвались на трассу Амман-Акаба, наконец появилась возможность расслабиться. Первышать скорость у меня не было ни малейшего желания, ибо штрафуют за это нещадно, причем коррупции в иорданской полиции попросту нет. Так что я позволил машине неспешно ехать по хорошей дороге и включился в разговор Галины и Маришки.

Вопреки моим ожиданиям, дорога совершенно не утомляла, возможно, благодаря очень интересной беседе с Галиной, а возможно - благодаря постоянно меняющимся видам и интересным... зарисовкам? кадрам? которые то и дело нам встречались. Вряд ли инженеры "Мицубиси" создавали свои знаменитые пикапы с мыслью о том, что в них будут перевозить овец. А в Иордании это - обычное дело. Бедняжек даже продают прямо с колес на специальных рынках.

А вот и более традиционное транспортное средство, только оно еще не подросло до размеров пикапа.

Мы настолько увлеклись беседой, что даже проскочили съезд на Петру  . К счастью, туда можно добраться несколькими путями. Небольшая задержка - только и всего. Зато нам досталась очень живописная горная дорога с кучей красивых, да и просто занятных видов. Так, например, выглядит бедуинская деревня:

Каждый очередной поворот открывал все новые и новые красоты: ущелья и скалы, крутые обрывы, подъемы и спуски... И вот мы въезжаем в поселок Вади-Муса - Долина Моисея - ближайший к археологическому заповеднику. У въезда нас приветствует заправка (урра!!! - бензин уже на исходе) и мечеть...

Поселок назван так совершенно не случайно. Именно тут Моисей ударом посоха о скалу создал источник. Источник, между прочим, сохранился до наших дней. По крайней мере, те, кто верят в чудо, сотворенное Моисеем, вполне могут верить и в то, что источник благополучно пережил несколько тысяч лет  . Сегодня источник размещен в небольшом здании с куполом и представляет собой нечто вроде бассейна. Внутри было темно, пользоваться вспышкой мы постеснялись, в результате на память остались только видеосъемки.

Сам поселок расположен на склонах естественного амфитеатра, террасами спускающегося к Петре. Улицы, местами очень крутые, извиваются и пересекаются, образуя своеобразный лабиринт, сквозь который не так легко пробраться.

Зато какое природное окружение!

На среднем плане - территория одной из гостиниц, левее и дальше - сам поселок Вади-Муса. Еще дальше в сторону виднеющихся на горизонте гор расположен современный городок бедуинов. Дело в том, что раньше дети пустыни жили непосредственно в ущельях, пещерах и развалинах Петры. Место хорошее, удобное, защищенное, да и укрыто от чужих глаз... Когда создавали археологический заповедник, бедуинов вежливо попросили переселиться, для чего сначала построили поселок в нескольких километрах. Там они теперь и живут.

Ну и на закуску - снимок, который так и хочется озаглавить: "Там, под нами - Петра".

Справа - Вади Муса, внизу, непосредственно за Маришкиным правым локтем  - вход в заповедник, слева в горах угадывается тот самый бедуинский городок.


20 июля, Петра

О Петре можно говорить много и долго. Ею можно восхищаться без конца. Можно показывать сотни фотографий и часы видеосъемок. И все-таки, это не даст слушателям даже десятой доли тех впечатлений, которые они получили бы, оказавшись в этом сказочном, волшебном месте. Никакая фотопленка, никакие битики и байтики цифровых матриц не могут передать буйство красок, богатство оттенков, игру света и тени... Можно составить впечатление о пирамидах Гизы по хорошему фильму, можно устроить себе виртуальную прогулку по Карнаку, но Петра - одно из чудес света, которое нужно обязательно видеть своими глазами. Все, что написано ниже - не более, чем жалкие потуги передать непередаваемое.

С Петрой связано много таинственного. Начать с того, что до сих пор не установлена ни более или менее точная дата основания города, ни его первоначальное название. Слово "Петра" - греческое и в переводе означает просто "скала". Древнееврейские записи упоминают под именем "Рекем" город, похожий на Петру. Слово "Рекем" встречается и в свитках Мертвого моря, как название столицы Едома (Идумеи), однако уверенно отождествить Рекем и Петру до сих пор не удается, хотя эта версия происхождения города и считается основной.

Плиний Старший упоминает Петру, как столицу Набатейского царства и крупный торговый центр, что и неудивительно, ведь в этих местах проходил древний путь от Красного моря в Левант. Позднее город был завоеван римлянами и некоторое время процветал под их властью. В III-IV веке нашей эры город приходит в запустение, вероятно, из-за набегов персов и землетрясения 363 года.  После этих событий Петра надолго пропадает из европейских хроник, хотя и остается в хрониках арабских как одно из чудес света.

Повторно Петру для европейцев открыл в 1812 году известнейший исследователь Иоганн Буркхардт. Как ни удивительно, в течение полутора веков после этого "переоткрытия" город оставался малоизвестным. Ситуация начала меняться в конце XX века. В 1985 году Петра вошла в список памятников ЮНЕСКО, в 2006 году был построен туристический центр. Иорданцы надеются, что растущий поток туристов внесет ощутимый вклад в казну королевтства.

Туристы обычно попадают в Петру через верхний вход, рядом с которым расположен госпиталь для вьючных и верховых животных, находящийся под патронажем принцессы Алии. Лошади и ослики отрабатывают лечение и кормежку, возя туристов по ущелью. Мы, однако, решили пока не пользоваться их услугами и спуститься вниз пешком: так можно увидеть гораздо больше.

От госпиталя ко входу в ущелье ведет гравийная дорожка, рядом с которой, отгороженная невысоким парапетом, дорога для лошадей и повозок. По сторонам - высеченные в скалах пещеры, служившие гробницами.

Дорога, слегка поизвивавшись, втекает в ущелье (по-арабски "Сик") - одну из достопримечательностей Петры. Первоначально это был тектонический разлом, но за множество веков вода обточила стены, придав им гладкость и какую-то завершенность на зависть людям-строителям. Игра красок и переходы полутонов такие, что дух захватывает. Фотоаппараты и видеокамеры здесь попросту бессильны: даже самые современные технологии не позволяют охватить весь диапазон света и тени, передать все богатство оттенков... Впрочем, об этом я уже писал.

Каменный пол под ногами и каменные стены гулким эхо отражают шаги людей и стук подков. Ущелье настолько узкое, что две повозки не везде могут разминуться. Во многих местах неизвестные художники высекли на стенах разнообразные изображения. Здесь и портреты давным-давно забытых, но когда-то, видимо, очень почитаемых граждан и даже изображение торгового карвана. Это плюс высота в несколько десятков метров создают ощущение, будто идешь по огромному корридору во дворце великана. Небо остается где-то наверху и только редкие солнечные лучи, иногда прорывающиеся в глубину, напоминают о нем.

Казалось бы, замкнутость пространства и невообразимая тяжесть высоких скал должны давить на психику, однако клаустрофобии нет и в помине. Наоборот, изящество линий и форм, нежно перетекающие друг в друга оттенки охры, розового, фиолетового, рубинового и коричневого приводят на ум где-то вычитанные слова: "песнь камня". Эту песнь чувствуешь постоянно, воспринимаешь всем телом, всеми фибрами души. Все суетное, привычное осталось где-то далеко-далеко, а есть только ты и Петра. Время остановилось и застыло, как ее нерукотворные украшения, колонны и пилястры. И ты немеешь в благоговейном восторге: так не бывает, не может быть, но так есть. Это не сказка, не волшебный мир, выдуманный скудной человеческой фантазией. Это нечто гораздо большее, нечто, что можно только с трепетом воспринимать, как данность и благодарить судьбу за такую встречу...

И вдруг видишь что-то чужеродное, противоречащее природе этого места. Зеленый цвет буквально бьет по глазам и только через несколько секунд понимаешь - да это же дерево! Откуда оно здесь? Как ему удается выживать там, где нет даже песка, не говоря уже о плодородной почве? Галина объясняет: время от времени дожди приводят к разливу горных ручейков и речушек. И тогда по ущелью проносится всесокрушающий водяной поток. Он омывает корни деревьев, дает им жизнь и, вместе с тем, отнимает жизнь у хрупких человеческих существ, застигнутых им по дороге. Так было вплоть до самого недавнего времени, когда иорданцы построили защитные стенки, позволяющие современным туристам не бояться страшной смерти.

Упоминание о воде отвлекает нас от философских размышлений и заставляет задуматься о вещах земных. Действительно, а как добывали воду жители города? Выясняется удивительная вещь: оказывается, у них была выстроена целая сложная система водоснабжения. Резервуары высоко на вершинах скал собирали дождевую воду и она, вместе с водой горных ручьев подавалась в город самотеком по специальному водопроводу, вделанному в стены ущелья. Водопровод, конечно, пострадал от времени, но его остатки, включая керамическую облицовку, можно увидеть и сегодня.

Мы спускаемся все ниже и ниже, все глубже и глубже. В голову настойчиво лезут цитаты из Данте, тем более, что солнце сюда почти не проникает и вокруг царят сумерки средь белого, ясного иорданского дня. Стены постепенно сближаются, поневоле начинаешь думать, что вот-вот упрешься в тупик и тут...

... и тут в обрамлении скал перед тобой предстает главное чудо Петры: Эль-Хазна. Освещенная ярким солнцем она парит над землей. Она столь прекрасна, что сами скалы расступились, позволяя разглядеть ее со всех сторон.


20 июля, Петра (продолжение)

Археологи и историки до сих пор не могут прийти к согласию о первоначальном предназначении Эль-Хазна. Кто-то считает ее сокровищницей (именно так переводится "Эль-Хазна" с арабского). Кто-то уверен, что это - усыпальница и в доказательство ссылается на украшения, напоминающие погребальные урны. Третьи абсолютно уверены, что Эль-Хазна представляет собой храм.

Запечатленная на сотнях тысяч снимков и рисунков, попавшая в известные кинофильмы ("Индиана Джонс и последний крестовый поход", "Мортал Комбат" и другие), Эль-Хазна давно стала визитной карточкой Петры, да и всей Иордании в целом. И надо сказать, она вполне достойна таких почестей. Удивительно легкая и грациозная, с простыми, но изысканными линиями, Эль-Хазна буквально притягивает взгляд. На нее можно смотреть бесконечно, тем более, что по мере движения Солнца по небу, меняется освещение и перед тобой предстают все новые и новые краски.

Лирическое отступление.

Для меня лично посещение Эль-Хазны стало осуществлением давней мечты. Как-то в детстве мне подарили книгу Игоря Можейко "7 и 37 чудес". Начиная со стандартных семь чудес античного мира, автор (кстати, более известный, как Кир Булычев) описывает выдающиеся памятники прошедших эпох. И как описывает! Я до сих пор склонен считать эту книгу Игоря Можейко (равно как и принадлежащую его же перу "Пираты южных морей") гораздо более увлекательной, чем созданная им фантастика. До поездок в Иорданию мне уже довелось увидеть одно из описанных Игорем Всеволодовичем чудес - улицу мавзолеев в Самарканде. Однако описание восхода в Петре меня просто покорило. Мог ли я тогда надеяться, что мне дано будет увидеть эту красоту воочию?!

Сразу за площадью, на которой расположена Эль-Хазна, стены ущелья расходятся в стороны, а их высота уменьшается. Зато стены носят все больше и больше следов человеческого вмешательства. Многие обтесаны и им придана форма зданий, большинство изрыто пещерами. Скорее всего, высеченные в камне помещения играли роль гробниц. Впрочем, существует и версия, гласящая, что в них жили люди. Собственно, бедуины несомненно жили или, по крайней мере, укрывались здесь, о чем красноречиво свидетельствуют закопченные дымом факелов потолки.

Напротив расположены гораздо более приглядные образцы скальной архитектуры - что-то вроде больших усыпальниц.

Мы продолжаем спускаться и вот первое свидетельство влияния античной культуры: всенепременный амфитеатр.

Напротив, в скальном основании расоложены еще пещеры. Удивительнейшие переходы цвета - творение природы. Оторвать взгляд совершенно невозможно!


20 июля, Петра (окончание)

Еще немного, еще чуть-чуть и мы в самом низу. С одной стороны, скалы превратились в невысокие холмики, у подножия которых расположено несколько торговых тентов. Продаются напитки, книжки и альбомы про Петру, бутылочки с песком и прочие местные сувениры. Продавцы, равно как, кстати, и погонщики лошадей, верблюдов и осликов - местные бедуины. Государство дает им возможность немного подзаработать. С другой стороны, скалы возвышаются, как молчаливые стражи города, с пренебрежением взирающие на суету мелких людишек у них под ногами. В практически вертикальных стенах высечено одно из самых известных зданий Петры - так называемое "здание суда".

Одна из легенд гласит, что в здании действительно располагался суд, причем судья был главой местной общины. В этот визит мы не стали подниматься наверх - жара и крутой подъем как-то не располагали . Поэтому позволю себе добавить пару январских фотографий. Вот такой вид открывается с площадки перед зданием:

Рядом с судом - правее и выше - якобы располагались тюремные камеры. По крайней мере, подсудимые коротали время в очень красивом месте, как будто специально предназначенном для законченных эстетов.

От здания суда дорога выходит на финишную прямую. Под ногами - римская мостовая, по сторонам - колонны... Как будто мы опять в Джераше.

Если подняться по ступенькам сбоку, попадаешь на классическую храмовую площадь. На первый взгляд, ничего не отличает ее от других таких же. Но это пока не присмотришься. А когда присмотришься, замечаешь совеобразие капителей колонн. Они украшены изображениями слонов, шишек и другой экзотики.

Наша прогулка по Петре заканчивается и грозит перерасти в нечто не столь приятное - подъем обратно. Перепад высот значительный, температура за 40, а нам еще желательно добраться живыми до Акабы. Переглядываемся и как-то одновременно принимаем решение: пусть страдают четыре чужие ноги вместо двух собственных.

Так нехитро, под цокот копыт осликов, завершалась наша экскурсия по Петре. Не первая, но наверняка и не последняя. Мы еще вернемся сюда, обязательно вернемся!


20 июля, Петра - Акаба

И опять под колеса многострадальной авейки ложится горная дорога.

Нам осталось преодолеть очень живописный отрезок пути от Петры до Акабы. Первая его часть проходит по горам.

Время от времени, по сторонам встречаются палатки бедуинов, пасущих здесь свои немногочисленные стада.

Чем выше мы поднимаемся в горы, тем величественнее открывающиеся виды.

Там, за горными грядами, проходит ущелье Вади Араба, там Мертвое море и добыча соли, там сады и теплицы, в которых снимают по несколько урожаев в год, там помидоры продаются вдоль дороги по одному евро за ящик . А здесь, на перевале бедуины, разложив нехитрые украшения, ждут редких покупателей. Вокруг - величественная и суровая природа...

Теперь дорога ведет вниз, к Маану. По сторонам все больше бедуинских "хуторов" - тент, несколько автомобилей и, иногда, стадо. Грядок мало и выглядят они неубедительно.

И вот, наконец, столь любимый мной отрезок трассы Амман-Акаба. Мы выезжаем фактически на перевале. С этого места дорога извиваясь муреной (или, если угодно, змеей) будет идти вниз, только вниз. По бокам - красно-фиолетовые горы и обрывы, виды - один краше другого, шестиполосная дорога в очень хорошем состоянии, что еще надо? Ах да, чтобы запечатлеть всю эту красоту нужен свет, а солнышко уже садится. Приходится довольствоваться парой снимков из открытого окна.

Здесь будет уместно еще одно

Лирическое отступление.

Трасса Амман-Акаба или, как ее называют местные - "пустынная дорога", являетя основной транспортной артерией страны. Она соединяет единственный морской порт Иордании с ее столицей. И днем и ночью движение тут весьма оживленное. Потоки трейлеров, иорданцы, едущие на курорт или с курорта, саудиты, едущие в сторону Средиземного моря или возвращающиеся домой... Дорогу строили итальянцы и, надо признать, построили на совесть. От 4 до 6 широких полос, хороший асфальт, отбойники. Практически на всем протяжении разметку дополняют невысокие (пару сантиметров) металлические пирамидки с отражателями. По краям дороги отражатели желтые, вдоль разделяющих полосы прерывистых линий - белые. В свете фар создается совершенно четкий рисунок, да к тому же, при перестроении или, не приведи Аллах, попытке выехать с дороги вибрация от пирамидок разбудит задремавшего водителя. Комфорт, одно слово.

Солнечный диск скрывается за горами, пора включать ближний свет. Стараюсь вести себя как местный водитель - мигаю дальним при обгоне увешанных фонариками дальнобоев, не забываю благодарить аварийкой тех, кто уступает левый ряд. Скоро грузовой терминал и таможня... Стоп! А это что такое?! Впереди скопление мигающих желтых огней и стоп-сигналов.  Аварийка, тормоз,.. Вовремя!

Стадо верблюдов - между прочим, без пастуха - не торопясь переходит дорогу. А куда им спешить-то? Съезжаем на обочину и увлеченно фотографируем то, что для нас - экзотика, а для иорданцев - всего лишь досадная помеха.

Еще немного, еще чуть-чуть и мы подъезжаем к таможне. Район Акабы представляет собой свободную экономическую зону, эдакое большое Duty Free. По указателям находим въезд для легковушек, проходим стандартную процедуру: опустить стекло, показать паспорта, услышать "Welcome to Aqaba!", ответить "Шукран! Маа салама!", поехали.

Вскоре покаызвается грузовой терминал. Въезд большегрузного транспорта в Акабу запрещен, трейлеры должны или ехать в объезд - в порт - или заезжать на огромную стоянку, где товары с них перегрузят на небольшие грузовички. Не ошибиться бы - развязки тут идут одна за другой, так можно и в Саудовскую Аравию заехать по недосмотру.

Все! Последние тридцать километров идут по очень живописному ущелью, чем-то напоминающему предгорья Кавказа. Только горы тут намного древнее. Дорога совершает немыслимые извивы. Если бы она не была ярко освещена фонарями, было бы страшновато. А так испытываешь наслаждение: поворот за поворотом, машин мало, шорох шин... Э-э-э, а вот 80 тут ехать не стоит, притормозим, тем более, что встречные мигают. Так и есть - полиция. На спидометре 55, так что мы чисты.

Едем дальше и дальше в радостном предвкушении. Стены ущелья расступились, вот он, знакомый перегиб дороги и перед нами раскидываются сразу два моря: море Красное и море огней. Слева - Акаба, справа, впритирку - Эйлат. Вдоль дороги появляются финиковые пальмы и первые строения - вот мы и дома!

Веду машину по памяти. Еще бы - за две недели, проведенные здесь зимой, мы основательно изучили Акабу. Вот знакомая мечеть, вот фонтаны, поворот, вот наша "зимняя" гостиница, еще поворот,.. приехали. Объясняемся с охранником на въезде, нашу машину проверяют каким-то непонятным прибором и пропускают. Разгружаемся, отдаем ключи от машины портье - он отгонит ее в подземный гараж, а сами проходим через секьюрити. Ладно, может у них так принято. Получаем ключи от своего номера. Пятый этаж - надо же! Должен быть неплохой вид... так и есть. Под нами - Акаба, чуть дальше - израильская граница и Эйлат.

Идти на ужин просто нет сил. По-братски делим купленную по дороге обалденно вкусную дыню, ставим будильники и спать. Это был по-настоящему длинный день...


21 июля, Акаба

С утра мы позволили себе немного поспать, а потом еще и поваляться в номере и полениться.

В итоге, на завтрак вышли уже перед самым закрытием ресторана. Быстренько лопаем: сегодня у нас обзорная экскурсия по Акабе, совмещенная с небольшим экзаменом на знание города. Скоро мы расстанемся с Галиной и ей хочется убедиться, что мы не пропадем и не потеряемся.  Забегая вперед, экзамен мы выдержали на твердую четверку. Итак, выбегаем из гостиницы на встречу с полюбившимся нам городом.

Акаба расположена в стратегически важнейшем месте: это самая северная точка Красного моря. С незапамятных времен здесь проходил караванный путь, по которому товары из Африки, Индии, Юго-Восточной Азии, Японии и Китая доставлялись в страны Средиземноморья. За это время кого тут только не было! Многие стремились завоевать этот клочок земли ради контроля над торговлей, а завоевав, немедленно строили укрепления, чтобы защищаться от других таких же. Древнейшая из хоть как-то сохранившихся крепостей называется Айла и относится к периоду раннего ислама. Расположена она точно напротив гостиницы, где мы жили, на берегу залива.

Конечно, сейчас это не более, чем руины, но, мысленно дорисовывая разрушенные временем и людьми стены, испытываешь уважение к древним строителям.

Продвигаемся дальше по полюбившейся нам приморской улице короля Хуссейна ибн Талала, слушая интересный рассказ Галины и попутно занимаясь фото-и видеосъемкой.

За вашим покорным слугой справа вы видите еще одну местную достопримечательность - конный экипаж. С учетом того, что вся Акаба невелика, неторопливые пролетки вполне успешно конкурируют с современными такси. Лошади ухожены, их гривы любовно разукрашены заплетенными лентами и цветами... Красота!

Быстро выходим на площадь Айлы, за зеленью которой виднеются древние прибрежные горы...

Акаба вообще удивительно зеленый город, особенно если учесть, что вокруг только пустыня и горы. Вдоль залива расположен публичный парк, на крохотных грядках которого разводят разные растения, так что по совместительству это еще и ботсад.

Гроздья фиников на пальмах предусмотрительно помещены в сеточки - дабы не сорить и не падать на головы посетителей. Да и собирать их так легче.

Сразу за парком расположена более современная - и лучше сохранившаяся крепость: форт Мамлюк. Назван он так, потому что был построен во времена владычества в этих местах мамелюков. Боясь утомить вас, мой читатель, множеством снимков, я просто приведу ссылку на фотографии, сделанные нами еще зимой. Поверьте, что форт, выдержавший 700 лет, мало изменился за полгода.

Между фортом и морем, прямо на берегу, находится большая площадь, служащая местом народных гуляний. Посередине площади установлен высоченный (137 метров!) флагшток, на котором развевается гордое знамя Арабского Восстания. Флагшток считается вторым в мире по высоте после северокорейского и виден из Израиля, Египта и Саудовской Аравии.


21 июля, Королевский дайв-клуб и завершение дня

После обеда в нашем любимом "Али Бабе", мы отправились договариваться о дайвинге. Дайв-центр - Royal Diving Club - был выбран по отзывам задолго до поездки. Расположен он на юг от собственно города, практически рядом с Саудовской Аравией.

Как я уже говорил, Акаба - небольшой город. От нашей гостиницы до выезда из города машина едет минут семь. Собственно, никакого выезда из города нет, а есть грузовой порт.

С такой точки порт кажется совсем маленьким, но на самом деле это не совсем так. Посмотрите хотя бы на площадку для хранения контейнеров

или на хранилища для сыпучих материалов.

За портом дорога идет вдоль моря. С одной стороны - горы, с другой - зона отдыха, в частности, огромный бесплатный пляж.

Эта территория была приобретена королем Хуссейном в 1965 году у Саудовской Аравии. В обмен король отдал значительно больший по площади участок пустыни и, с моей точки зрения, не прогадал. Теперь, кроме публичного пляжа, здесь расположены гостиницы. Конечно, до эпического размаха Хургады им далеко, но район активно застраивается, так что все еще впереди.

Через полчаса поездки добираемся до дайв-центра.

Первое впечатление весьма благоприятное: засаженная зеленью стоянка...

...ухоженная территория с бассейном для обучения и отдельной ванной для опреснения снаряжения...

... и даже собственная гостиница с пляжем.

Встретили нас очень приветливо, ненавязчиво поинтересовались наличием сертификатов и договорились о программе на ближайшие дни. Тем самым, наше расписание на ближайшие дни определилось.

Вечер мы провели в гостинице, разнообразия ради побывав на пляже.

Впечатление, честно говоря, не очень. Мелко, хоть как-то плавать можно только около буйков, а тогда сидящий на волноломе дядечка-спасатель начинает нервничать и свистеть. Ну и где, с его точки зрения, там можно утонуть, если я могу попросту стать ногами на дно и голова будет все еще над поверхностью? Так что больше мы такие эксперименты не ставили, тем более, что каждодневный дайвинг давал нам достаточно тесное общение с морем. Единственный интересный аспект пляжа - близость королевского яхт-клуба, где стоят, в том числе, и королевские яхты.


22-23 июля, дайвинг и прогулки

Вторая неделя нашего пребывания в Иордании была посвящена в основном дайвингу. Поскольку это интересно далеко не всем, постараюсь покороче.

Первое впечатление о дайв-центре не обмануло. Обслуживание поставлено на весьма высоком уровне, нырявшие с нами гиды вполне профессиональны. Ведут они себя именно как гиды, а не как инструкторы, т.е., предполагается, что нырять вы вполне умеете и нуждаетесь только в том, чтобы вам показали местные красоты. Кого-то это может смутить, а нам пришлось по душе. Правда, за обслуживание надо платить, цены выше хургадских раза в два, если не больше.